30 Секунд до Марса

30 Секунд до Марса

Они провели годы в студии, написали более ста песен и еще на раннем этапе своего творчества стало понятно, что они будут делать что-то динамичное и атмосферно. В первых строчках списка тех, с кем сотрудничает группа не кто иной, как продюсер Боб Эзрин, гуру, за плечами которого «Pink Floyd«, Элис Купер и Kiss. 30 секунд до Марса получили то, чего хотели. Что выходит из этих сессий — звук и визуализация, напоминающая концепцию в стиле обращения к истокам, но однозначно обращенные к аудитории 21-го века. Они много раз говорили, что люди часто пишут о своих родителях и подругах (и делают это хорошо). С таким названием, как «30 Seconds To Mars» можно было бы подумать, что их творчество будет связано с научной фантастикой. Но это далеко не так, даже учитывая влияние «Дюны» (одна из любимых книг группы) и тому подобного, космическая тема нужна группе исключительно как метафора человеческого опыта. Да еще ко всему, интересующийся потусторонними явлениями, поэт Джаред Лето позволяет слушателю самому сделать его собственные выводы о значениях песен.

Эмоциональные кровопускания не совсем подходят «30 Seconds To Mars» («30 секунд до Марса») — возможно, из-за двойственного статуса солиста, как актера и музыканта, однако, группе всегда удавалось скользить по поверхности, даже когда они выталкивали охватывающие их эмоции на первый план в лучших традициях гранжа и скримо. Когда они разрабатывали пласты гранжа или ню-металла или эмо, это была скорей необходимость, но теперь, когда группа изменила свою музыку, которая напоминает смесь ранних «Killers«, новой волны и готики «My Chemical Romance», их звучание точно соответствует их позиции. Продюсеры Steve Lillywhite и Flood, ветераны U2, сделали из альбома «This Is War» произведение почти эпического масштаба, хотя эти эпитеты кажутся несколько неуместными для слегка неуклюжего сочетания синтезаторов, рока и металла, как квинтэссенции навязчивых идей подросток из 80-х. Тем не менее, вокальное разнообразие Лето делает этот альбом если не более серьезным, то достаточно приемлемым для творчества группы.

Возможно, в то время, пока Вы не обращали внимания, Джаред Лето (Jared Leto) ездил по всему миру и играл рок-н-ролл для сотен тысяч бешеных фанатов. Только он не любит слово «фанат», потому что находит это оскорбительным. «30 Seconds to Mars» («Тридцать секунд до Марса»), группа фронтмена Лето считает своих «болельщиков» не фанатами, у них есть «семья». Сказать, что в прессе группе не уделяется достаточно внимания, не совсем верно, учитывая огромное количество преданных поклонников и рекордные продажи (группа продала более 10 миллионов копий своих альбомов. Лето, который стал знаменитостью после съемок в картине «Моя, так называемая, жизнь» в середине 90-х, снялся еще в ряде критически воспринятых фильмов («Реквием по мечте», «Комната страха», «Американский психопат»). Тем не менее, человек, который был номинирован в списки «Самый красивых» знаменитостей, так и не стал любимой персоной снобов от музыки и в результате группа была проигнорирована прессой — и в музыкальной прессе, в частности. Преданным фанатам посвящается одежда, плакаты и постеры с логотипом группы «30 Seconds to Mars».